суббота, 16 октября 2010 г.

Попробуйте-ка вылечить хотя бы ОДНОГО НАРКОМАНА

dyment: В медучилище Лева попробовaл морфий. Играл с ним в прятки, старался колоться как можно реже и не превышать доз. Была мечта - стать врачем.

И потому после получения диплома фельдшера он прекратил колоться. Начались ломки. Настоящие. Он выл от боли, держал ноги в ледяной воде и читал учебники для подготовки в вуз.

Поступив, он три года был чист. Затем появилась возможность подрабатывать медбратом в хирургическом отделении краевой больницы г. Владивостока.

Он оставлял в шприце немного морфия и накапливал его, принимая 2 -3 раза в неделю, в небольших дозах. После 5 курса - практика в армии, санчасть, где он находит большую банку стерильного сухого местного анастетика, для приготовления раствора. Кокаин! Практически в неограниченных количествах.

Лева перестал спать ночами, похудел, бурно общался, экспериментировал с разными сочетаниями кокаина - морфий, промедол, кодеин и т. д. Вернулся, вновь перенес ломку и прекратил. Тянуло по-страшному, но любовь, учеба, рождение дочери...

Он заканчивает институт и поступает на интернатуру.
У власти Андропов и о наркотиках населению еще мало известно.
Только периодические массовые поступления подростков из северного Чегдомына, куда корейцы завезли технологию изготовления наркотика из эфедрина - обыкновенных каплей в нос.

Раз уколовшись, появляется такая эйфория, что хочеться еще и еще, невзирая на воспаленные вены и распухшие руки.
Вот на этот доступный наркотик и подсел мой визави. По его словам - это хуже морфия и кокаина.

Жена, узнав, стала за него бороться, но Левы хватало на 2-3 недели.
А затем - ему снится: он принимает наркотик. Это как эротический сон, сопровождающий поллюцию.
Просыпаясь, он ощущает изменение течения времени. Все окружающее как в замедленной съемке, а импульс принять наркотик становится неотвратимым фактом. И никакого намека на борьбу - только страстное предвкушение. Это - "сильнее страсти и больше чем любовь".


Теперь Вы знаете, что Подрабинек лжет и на кого работает.

Он делает вид что идет на работу, направляется в аптеку за инградиентами, возвращается и готовит смесь.
К приходу жены он уже готов и не прячется. Эксцесс длится непрерывно пару-тройку дней, затем столько же длится сон . Вялый и опустошенный он возвращается в повседневную рутину.
До очередного пароксизма болезни.

В большой тайне мы назначаем конспиративное свидание.
У Левы закончилась интернатура, получено направление в одну из районных больниц Приморья. Отпуск – месяц. Его локтевые сгибы в подживших следах инъекций... Скоро опять должен присниться сон...
Что делать?

Оформляю госпитализацию в свое отделение неврозов с диагнозом - неврастения и назначаю курс сульфозина. В нашем распоряжении меньше месяца.

...Сульфозин - 1% сера в персиковом масле. Проклятие советской карательной психиатрии, преданое анафеме правозащитниками.
Один из моих любимейших препаратов. После инъекции, на ее месте развивается асептическое воспаление, температура, местные боли, заставляющие волочить ногу.

Его кололи психопатам, после актов агрессии, после чего они успокаивались.
Но в нашем отделении сульфозин назначался только с письменного согласия больного, после подробных объяснений о пиротерапии.

Так, курс лечения избавлял от многолетних головных болей, лекарственной зависимости и лекарственной невосприимчивости, а попутно, исчезали простатиты, астма, воспаления придатков и мастопатии. Естественно, сульфозин являлся незаменимым средством при алкогольной интоксикации и наркотических ломках.

После инъекции, необходимо было держать 2 часа грелку, ходить, несмотря на боль, чтобы воспаление сдвинулось и дало температуру. Когда появлялся озноб, больные укладывались и пили регидрон, для ускоренного выведения шлаков. Подъем температуры более чем 39.5 был нежелательным, как и менее 38. Спустя 8-18 часов температура приходила в норму и через сутки-двое инъеция повторялась. Курс состоял из 4-6 инъекций, после чего мы получали длительный, стойкий эффект
Так что совсем необязательно надо было быть наркоманом для этого лечения.

Лева прошел психологическое тестирование и был направлен на динамическую группу. Психолог не нашла у него невротических конфликтов, а скорее опустошенность, бедность ассоциаций и незаинтересованность в общении, что немало удивило ее.

На группе он принимал участие в работе. Даже с температурой.
После 4 инъекций сульфозина мы закончили курс пиротерапии. Тяга к наркотику не вернулась и "сон" не приснился. Он почувствовал себя бодрее, естественнее, увереннее. Оставалась неделя до выписки.

Мы начали иглотерапию. Согласно моей рабочей гипотезе, я хотел вызвать у него выброс собственных, внутренних наркотиков, укалывая в "морфиновые"(эндорфиновые), амфетаминовые, бензадиазепиновые и смешанные точки, найденые мною в опыте работы. Так, я полагал, будут блокированы нарко-задействованые рецепторы, вызывающие тягу. Но Леве об этом знать было необязательно.

И вот, 1 сеанс, всего две иголки.
Эффект: "морфий. Два куба по вене."

Он проходит всю динамику опийного опьянения: "приход, таска, волокуша" -за 15 минут, вместо многих часов. При этом находится в диссоциированном состоянии, ощущая чуждость и неприятность "наркотического" действия. Это аверсивная реакция!

Так мы прошлись по всем рецепторам, вызывая и действие амфетаминов и сочетание с ними морфия. Было интересно видеть подтверждение фармакологии точек акупунктуры. Такое наверное возможно только у наркомана.

Перед выпиской прошу психолога провести повторное тестирование.
Результат - это совсем другая личность, иной личностный профиль.

Через 5 лет. Он заведующий отделением в районной больнице в Приморье, Родилась вторая дочь. "Сны" появлялись несколько раз, очень слабые и сопровождались не тягой, а страхом перед рецидивом. Затем прекратилось и это.

В последнее время, совсем недавно - стал выпивать. Больше чем того следовало, порою теряет контроль. Пригласил его на иголки, удалось успеть сделать два сеанса. Последнее что мне о нем было известно - он стал главным врачем районной больницы. Не пьет. Но продолжает курить.

Комментариев нет: