суббота, 9 февраля 2013 г.

Коррупционный режим выстроили «либералы» в 90-е годы

Российские экономисты нелиберальной направленности давно давали четкое и ясное объяснение причин проблем. Дело в том, что российская экономика так устроена, что для того, чтобы не было социально-политических катаклизмов, необходимо, чтобы темпы экономического роста были не ниже 5-6% в год. Это не уникальная ситуация, в Китае, например, эта цифра должна составлять 8-9%, что, конечно, запредельно много по нынешним временам.

Но и для сегодняшней России 5-6% в рамках той либеральной политики, которую проводит нынешнее правительство, это величина недостижимая. Либералы говорят о том, что рост экономики составляет 3% и это – потенциальный максимум, в реальности же, на сегодня, в лучшем случае – ноль, а, может быть, и отрицательная величина. Сказать точно сложно, потому что ВВП, как и всякий бухгалтерский показатель, можно чуть-чуть варьировать, в пределах где-то 3%.

А что делать в такой ситуации, когда рост недостаточен, а значит, «пряников сладких опять не хватает на всех»? Нужно каким-то образом заниматься выбором, кому давать кусок пирога, а кому не давать. Антикоррупционная кампания – это некий способ выбора. Кампания развернута против тех чиновников (точнее, должностей), кого элита считает невозможным «кормить» дальше.

Отметим, что экономическая система страны, которая была выстроена в 90-х годах с помощью американских советников через приватизацию (наиболее известные из этих советников Джеффри Сакс и Андерс Осланд), была насквозь коррупционной.

- Не секрет, что так называемый «болотный процесс» был организован либеральной частью российской политической элиты, то есть, по сути, частью той группировки, которая в 90-е годы выстраивала коррупционный режим, хотя сегодня коррупционный режим ассоциируется на Западе с группировкой силовиков.

Коррупционный режим выстроили «либералы» в 90-е годы, а силовики лишь встроились в эту схему.

В начале 2000-х те, кто хотели остаться выше всех, и не соглашались принять, что называется, «правила общежития», это трое — Березовский, Гусинский и Ходорковский, были истреблены, при полном элитном консенсусе. Это не Путин их уничтожал. Это общеэлитное решение: люди, которые так себя ведут, нам не нужны.

Чистка элиты – это вещь неизбежная в условиях нынешнего кризиса и с этой точки зрения логика Путина понятна – нужно самому стать «чистильщиком», чтобы не вычистили тебя самого.

Что такое «болотный процесс»? Это выступление среднего класса, который почувствовал, что экономический кризис ухудшает его положение, и он может лишиться тех возможностей, которые он получил в результате экономического роста 2000-х. Но поскольку средний класс в России политически не представлен, то он был вынужден выступать под лозунгами либералов. А целью либералов было вовсе не улучшение жизненного уровня среднего класса (им на это в высшей степени наплевать), а политическая борьба с силовиками, контроль над Путиным, чтобы он не мог либералов «сократить».

Либералам вариант получения Путиным мандата от народа не понравился. Они понимали, что станут объектами этой чистки. Поэтому они решили воспользоваться энергией политического протеста среднего класса, «болотного процесса» для того, чтобы сделать Путина нелегитимным, чтобы поставить под сомнение его мандат от народа. Однако народ признал путинскую победу на выборах. Путин свой мандат на чистки элит получил.

- Продолжение сопротивления мы видим на примере недавней Давосской сходки, на которой были представлены три сценария развития России. Все три сценария – это обращения либералов к мировой элите с объяснением того, как можно свалить Путина. Либо вы опускаете мировые цены на нефть, и режим рушится, либо вы начинаете финансировать региональные элиты в противовес Москве, либо вы начинаете каким-то образом финансировать средний класс в противовес Кремлю. Вот и все варианты.

Отмечу, что «болотный процесс» рухнул естественным образом по банальной причине, потому что народ в целом к либералам относится крайне негативно. Не секрет, что в российском обществе слово «либерал» является синонимом слова «вор». В этом смысле никакое общественное движение, которое возглавляют либералы, не имеет никаких шансов на сколько-нибудь успешное развитие. В этом их собственная вина, потому что все видят результаты их деятельности. Это реформа образования, здравоохранения и т. д., провалено все.

Сейчас идет отчаянная схватка за пост председателя Центробанка. Игнатьев уходит летом, и, соответственно, все понимают, что если на пост председателя Центробанка будет назначен управленец, который предложит нелиберальную альтернативу экономическим реформам, то вся либеральная группировка очень быстро «полетит». В этом заинтересованы и силовики, и если так можно выразиться, народ, потому что часть тех денег, которые получает либеральная часть элиты через коррупционные схемы, может быть направлена на развитие экономики.

Раньше мировая финансовая элита поддерживала в России либералов. Собственно, они и есть их порождение. Я напоминаю, что приватизационные сделки во многом непосредственно курировались администрацией Клинтона. Но вся проблема в том, что после дела Стросс-Кана, когда стало понятно, что мировой финансовой элите больше не дадут бесконтрольно рулить в мире, начались проблемы. И после выборов в США – это важное обстоятельство – в новой администрации Обамы практически не осталось людей, с которыми бы работали российские либералы. Иными словами, они повисли в воздухе.

Мало того, что они не могут обеспечить экономический рост в России. Требование Путина к правительству – это рост 5-6% в год, а либералы агрессивно говорят, и их поддерживает МВФ, либеральные корпорации, например «Блумберг» – «нет – 3% не выше», хотя в реальности и того нет. А Путину то нужно 5-6%. Я уже говорил, почему. Потому что это тот минимум, который обеспечивает более-менее нормальную социальную стабильность.

И в этой ситуации Путин дал поручение Академии Наук подготовить альтернативный план экономического развития. Я не знаю, что напишет Академия Наук, срок определен на март месяц. Но я очень хорошо понимаю, каков механизм этого роста – это импортзамещение. Очень условно. РФ закупает по импорту товаров на 300-400 млрд долларов. Если 200 из них заместить за счет внутреннего производства, а это можно сделать даже с учетом членства РФ в ВТО.

Вступление в ВТО – это диверсия либералов, чтобы нельзя было устроить экономический рост за счет импортзамещения.

Так вот, если 200 млрд дополнительно каждый год будет оставаться в России, то этого достаточно для того, чтобы обеспечить инвестиционный процесс порядка 2 трлн долларов. А 2 трлн долларов – это около 70%ВВП России. То есть можно будет обеспечить рост 6-8% примерно на 10 лет. И этого вполне будет достаточно, чтобы более-менее нормально функционировать экономике дальше. Можно будет говорить о развитии, инерционных процессах, о выходе на мировое разделение труда с российскими товарами. Но при этом существенный урон понесут те иностранные производители, которые и покровительствуют либералам.

Эта ситуация, конечно же, очень опасна с политической точки зрения: у либералов нет другого выхода, они должны драться до конца. И в этом смысле можно сказать, что антикоррупционная кампания – это как раз проявление политической схватки, — Михаил Хазин.

Необходимо либо серьезно реформировать «Западный» проект, либо же он должен исчезнуть. Перспективы будут иметь только те, кто будет делать ставку на его разрушение.

В США и Евросоюзе будет падать жизненный уровень населения, постепенно сокращаться «средний» класс и усиливаться социально-политическая напряженность.

Задача российских либералов в Давосе — не рост инвестиций в Россию, а увеличение финансовых потоков, проходящих через их руки.

Комментариев нет: